Мотивация Снейка

Выдержка из книги

Стражник в Metal Gear Solid находится в состоянии постоянного недоумения. Столкнувшись с картонной коробкой или постукиванием костяшек по стене, он постоянно издает недоверчивое "а?", сопровождаемое возникающим над головой восклицательным знаком, комично преувеличивающим его озадаченность. Вся его вселенная являет собой 60-ти метровую площадь склада, который он бесконечно охраняет. Земля стражника — колотый бетон. Его солнце — тускло светящиеся лампы. А мерцающий светодиод панели лифта на другом конце комнаты не более, чем далекая звезда, указывающая на другие миры, где этажами выше и ниже живут другие стражники. Смущенный, сердитый и озлобленный, спящий стражник, каким мы его чаще всего застаем, мечтает о несгибаемой однослойной бумаге и человеческих руках сделанных из набивки плюшевого мишки. Он желает маленькой и простой жизни.

Оригинал публикации — выдержка из книги Okay, Hero.

Причина всех жалоб стражника — причина, вызывающая чувство постоянной неопределенности — вполне соответствует времени, в котором он живет, непроглядному и в то же время ясному, но все еще неизвестному для него. Представленные в 2005 году Хидео Кодзимой остров Shadow Moses, Ситуационный зал Белого дома, Америка, Россия, военные и медиа системы всего мира, на самом деле, совсем не то, чем кажутся. В этом мире даже собственное ДНК может предать тебя, вызывая сердечный приступ, в случае наличия "правильных" неосязаемых и непознаваемых комбинаций аллели. В этом мире простенькие моральные сказки, когда-то несущие смысл сообществам — большие проекты просвещения, капитализм и марксизм, левое и правое крыло, восток против запада — по большей степени мертвы. Они остаются только в призрачном или зомбифицированном виде, военно-промышленные комплексы, например, являются менее ощутимыми остатками послевоенного американского будущего, так никогда и не наступившего — что установлено повторяющимся ломанием четвертой стены (прием, к которому игра делает мета-метатекстовую отсылку, когда игроку приходится буквально сломать стену в начале игры), это постмодернистский мир, где информация субъективна, факты противоречат друг другу, идеологии размыты, а простую правду настолько же сложно найти, как элитного секретного агента, прячущегося в картонной коробке; мир, где у каждого над головой висит огромный знак вопроса.

Современные национальные легенды, доминирующие в американской и русской политике на протяжении предыдущего столетия, в особенности в эру Второй мировой и холодной войны, отображены в некоторых гробницах острова Shadow Moses. Хранилище для неиспользованного разрушающегося ядерного оружия США 60-х годов — здесь, плутоний, обработанный в ожидании политических и военных разногласий, которые так никогда и не произошли, тихо и старательно истощается. С другой стороны, остров заселен живыми, ходящими оксюморонами, людьми, само существование которых подрывает то, что представляет собой общераспространенное знание в мире Metal Gear Solid. Считавшийся мертвым Грей Фокс, на самом деле жив, поддерживаемый роботизированным костюмом. Кеннет Бейкер, архетип самодельного американца, оказывается мошенником; и наоборот Снайпер Вульф, террористка с Ближнего Востока, чья этническая принадлежность и призвание в современной Америке изобразили бы ее полной ненависти, является сочувствующим

и душевным поэтом-воином. Хэл Эммерих, молодой ученый пацифист, чьи исследования без его ведома использованы для создания WMD; Декой Октопус, бывший член американского спецотряда FOXHOUND, способный имитировать внешность, голос и даже группу крови любого, противоречит самой концепции аутентичного человека. Имеются также меняющие форму пластиковые ключ-карты, стражники, становящиеся невидимыми, а сами стены и полы Shadow Moses покрыты лазерными ловушками. Все не является, чем кажется.

Это мир, где разумные предположения о ком-то или чем-то со временем становятся спорными из-за усложняющейся информации и технологий. Он представляет собой конец знаний, тип постмодернистского постоянно самонастраивающегося общества, описанного в 1979 году французским историком Мишелем Фуко, согласно которому новые версии понимания — новые дискурсы — транспонируют старое, при этом ни одна из них не доказана объективно истинной или ложной. В постмодернизме Фуко, любая истина относительна; оторванные от традиционных способов коммуникации индивидуумы свободны достоверно распространять свои версии знаний, создавая мир, где при достаточном количестве человек, разделяющих убеждения в дискурсе, этот дискурс ассимилируется в действительности каждого. Здесь однажды преданные члены FOXHOUND стали изгоями: солдаты без войны, их действия стали сингулярными и аполитичными, и они обернулись против своих соотечественников.

Аналогично некогда бескомпромиссный Револьвер Оцелот — теперь наемник, тайно "лежащий в постели" с высшими эшелонами правительства США, которое представляют полковник Рой Кэмпбелл (на самом деле не являющийся полковником), а также министр обороны и президент, стоящие за террористическим заговором FOXHOUND. Реальность больше не существует, а "факты" поглощают друг друга. Предполагаемыми террористами-ренегатами управляют американские национальные интересы, которыми управляет президент, которым управляет Оцелот, один из террористов. И так далее.

Добавьте к этому бесчестью Солида Снейка. Будучи отправленным на Shadow Moses для уничтожения отряда FOXHOUND, Снейк предстает перед версиями "сведений" других людей, их дискурсами, которые все успешно выставляются ложными. Приказы полковника — спасти Бейкера и Дональда Андерсона, предполагаемого главы DARPA — часть сокрытия, в попытке заставить Снейка заразить их смертельным, латентным вирусом Foxdie; подчеркивая полное отсутствие надежных рассказчиков в Metal Gear Solid, дезинформация полковника в свою очередь основана на дезинформации, поскольку на самом деле "Дональд Андерсон" является одной из генетических имитаций Декоя Октопуса. Совет, медицинское лечение и заигрывания доктора Наоми Хантер скрывают ее другую, более комплексную агенду: убить Снейка от имени ее загадочного покровителя. Подобным образом мастер Миллер, наставник Снейка, — на самом деле лидер террористов Ликвид Снейк, предоставляющий "разведданные" агенту только, чтобы тот прожил достаточно долго для невольной активации одноименного супероружия Metal Gear от имени террористов; позже Снейк осознает, что Ликвид приказал другим коммандос FOXHOUND пожертвовать собой Снейку, чтобы тот помог воплотить их план, не осознавая этого.

Некоторые мелкие детали также вызывают сомнения. Снейку сказано, что для активации Metal Gear ему понадобится три ключа, тогда как на самом деле нужен был только один. Бейкер говорит, что кодек Мерил находится на "обратной стороне CD коробки". Во внутриигровом инвентаре игрока, находится MO диск, CD, провокационно расположенный в коробке. Однако Бейкер отсылает к обратной стороне коробки самой Metal Gear Solid, где можно обнаружить скриншот Снейка во время разговора с Мерил по кодеку, показывающий ее частоту. Будучи еще одним постмодернистским росчерком, позже ставшим типичным для стиля Кодзимы (все более туманного, часто тупого и разочаровывающего), эта головоломка также иллюстрирует идею Фуко об интерпретативном дискурсе, согласно которому знание, выраженное словами, субъективно, а истину трудно различить и подтвердить. Тогда как Бейкер сообщает Снейку буквальную истину — частота Мерил находится сзади коробки с диском, наш игровой опыт вводит в замешательство, заставляя искать кнопку, чтобы перевернуть MO диск, во внутриигровом инвентаре. В противоположность идее объединяющих, поучительных идеологий 20-го века, истина, представленная нам является неполной и понятной только через язык одного индивидуума. Вместо простого получения информации и действия согласно ей, мы подвергаем ее собственному внимательному процессу, и только после мы можем подтвердить и использовать ее в качестве фактического знания.

Другим эффектом этого является то, что как и остальные его мнимые товарищи, мы знаем что-то, чего Снейк не знает. Коробка с диском Metal Gear Solid не существует для Снейка. Подобно Оцелоту, под руководством президента, Психо Мантису, читающему мысли людей и Наоми, агента всеведущего теневого правительства, у нас есть доступ к средствам получения информации, недоступных Снейку — поскольку Снейк не может физически осмотреть коробку с диском, он бессилен, тогда как мы обладаем силой продвигать события вперед. В этом мире властью наделены люди с доступом к информации и способностью интерпретировать ее. Подчеркивая свое превосходство над его клонированными братьями, Ликвид подстрекает Снейка во время их последней конфронтации: "Ты единственный, кто не знает!" Таким образом, Metal Gear Solid — это не просто попытка остановить FOXHOUND, но и понять, что же на самом деле происходит; извлечь из противоречивых истин некое подлинное знание.

Что объясняет, почему Solid Snake в Metal Gear Solid задает больше вопросов, чем надоедливый пятилетний племянник. Если привести в пример цитату из разговора с главой DARPA, протагонист начинает звучать, как простофиля, повторяя констатацию факта в вопросительном тоне:

"Революция?"

"Рекс?"

"Бейкер?"

"Подвал второго этажа?"

"Психо Мантис?"

"Ключ-карты?"

"Черный проект?"

Однако на самом деле он звучит так, поскольку является протагонистом Metal Gear Solid. Наряду с победой над FOXHOUND и Metal Gear Rex, чтобы стать хозяином своего мира, он должен противостоять дезинформрующей системе, позволяющей происходящее в первую очередь. Преимущество диалогов Кодзимы, используемых, как линии питания, чтобы оправдать огромное количество экспозиции в его игре; вопросы Снейка определяют его как прогрессивного, эволюционного и волевого героя своего времени, человека, опровергающего современную динамику пассивного получения информации и охватывающего постмодернистскую, эвдемоническую цель: выковать из конфликтующих истин собственную уникальную идентичность. Дитя двух квази-отцов — Биг Босса, легендарного солдата, от которого он узнает, что он клонирован, и Грей Фокса, его друга, наставника и идола — к концу Metal Gear Solid Снейк отвергает обе их навязанные идентичности. В отличие от Ликвида, пытающегося продолжить наследие Биг-босса созданием нации наемников Outer Heaven, и Фокса, существующего на периферии реальности, и заявляющего, что “не имеет имени" и "по-настоящему ни жив, ни мертв", Снейк в конце игры говорит Мерил, что найдет "новый образ жизни". В чем Наоми поощряет его по кодеку: "Любить друг друга, учить друг друга, вот как мы можем изменить мир."

Таким образом, Снейк наконец воплощает другой, более поздний и более оптимистичный постмодернистский идеал, к которому склоняется литературный теоретик и философ Жан-Франсуа Лиотар, и который удобно изложен Майклом Питерсом из Университета Окленда:

Образовательная теория должна стремиться критиковать и опровергать существующие метанарративы ... в то же время уважая культурно-специфические формации множественных форм притеснения на пересечении класса, расы и пола, поскольку они составляют набор фрагментированных социальных связей.

Биг Босс, "величайший солдат, когда-либо живший", воплощает метанарративы 20-го века. Из-за его почти мифических подвигов во время холодной войны он стал популярным героем, чьи идеологии используются для сплочения (Ликвидом или FOXHOUND). Отсутствие и смерть объединяющей общей морали, которую они олицетворяют, тяжело нависают над Metal Gear Solid, напоминая плач Саймона и Гарфанкеля постъядерной эпохи: “Куда ты ушел, Джо ДиМаджио? Наша нация обращает на тебя свой одинокий взгляд.” Грей Фокс — образная противоположность Биг Босса, вид получеловека, чья разделенная преданность (он проводит Снейка через электрифицированную мину, а пять минут спустя вызывает на бой насмерть) и физическая прозрачность представляют собой отказ не только от традиционной идентичности, но всех идентичностей. Лиотар верил, что постмодернизм, классифицированный доступом общества к большему количеству информации; возросшей способностью ее передачи, может расширить права и возможности женщин, бедных и этнических меньшинств, лишенных прав в результате просвещения 20-го века. Стать рабом постмодерна, позволить себе быть перегруженным информацией, до такой степени, чтобы уступить высокие идеалы идентичности морю дискурсов, как это делает Фокс, — это быть не в состоянии обосновать один ключевой элемент постмодернистского видения: мир, где смерть простых и утешительных метанарративов способствует росту новых способов мышления; где, освободившись от старых игр политиков, общество может взаимодействовать с различными, аспектами себя, которым ранее не уделяли достаточно внимания, и предоставлять идентичность людям, ранее отрицающим ее. Именно этим более полным видением постмодерна в конечном итоге становится Снейк. Он не присоединяется к постмодернистской игре, но и не отвергает ее полностью. Вооружившись информацией, он преуспевает в освобождении новой личной модальности.

Являясь старшим государственным деятелем 20-го века, в 21-ом идеологическая мечта Биг Босса не сбывается. Грей Фокс, чей самоизбранный псевдоним "Deepthroat" указывает на его вызов правящим политическим классам, убит — и поскольку он не в состоянии сформировать ее из своих противоречивых личностей (он Грей Фокс? Deepthroat? Фрэнк Ягер?), убедительную, новую идентичность, набор знаний, постмодернистский мир игры оставляет ему позади. Фокс не владеет противоречивой информацией в новой форме себя; в своем заключительном монологе он признает себя “бессмертной тенью в мире огней”, отбросом и сектантом, неспособным создать что-то солидное из новых, озаряющих дискурсов.

Однако Снейк — Солид Снейк — является более обнадеживающим сочетанием этих двух людей и их чувствительности. В заключительной сцене Metal Gear Solid, после конфронтации с полковником, Наоми, Оцелотом и Ликвидом; Фоксом, Бейкером и Андерсоном; министром обороны Джимом Хаусманом и в конечном счете с самими лидерами Америки и России, и всеми их противоречивыми дискурсами; Снейк решил найти “новый образ жизни”, в котором он будет “учить и любить”. Ограничивающие, предписанные идеологии старого, воплощенные не только в Биг Боссе и Ликвиде, но и в его собственной генетике, Снейк превосходит их всех — пережив вирус FOXDIE, и с поддержкой Наоми он решает игнорировать все закодированное в его ДНК и все, что существование может попытаться навязать ему, и просто жить. В то же время он покидает Shadow Moses снаряженный увеличенным и более глубоким пониманием своего мира. Прекрасно осведомленный о теневых и дивергентных силах, управляющих его обществом, Снейк устанавливает свою идентичность, заявляя, что у него есть собственное имя — Дэвид, и что он готов войти в реальность. Соответственно, последним изображением Metal Gear Solid является мир. Наблюдая за семьей карибу, пасущейся на снежном поле под восходом солнца Аляски, Дэвид, кажется, наконец-то наедине со своим миром. Усвоив знания о Биг Боссе, Грей Фоксе и десятках других современных влиятельных людей, он родился заново и был заново крещен, совершенный гражданин своего постмодернистского будущего.

Последние статьи

9 Комментариев

  • Темы на shazoo становятся всё интересней и интересней. Не пойму, почему ещё не реализована возможность оценки темам и авторам тем соответственно.

    11
  • Какой-то постмодернистский, перегруженный информацией набор слов, пытающихся установить свою идентичность, но тонущих в теневых, дивергентных силах, транспонирующих их прямиком в экспозицию. Извините.

    17
  • Как же хочется увидеть сборник MGS на Switch или одну из частей, было бы просто отлично...

    3
  • Надо приобрести, почитать.
    @arico, посыл максимально прозрачен

    0
  • @Bahron, @Asher, у нас не блог, мы не хотим гнаться за тем, у кого больше плюсиком. Это депрессивно. Спасибо и так можно сказать - в комментариях.

    Оффтоп не продолжаем. Для этого есть форум

    1
  • @Bahron, подписывайся на Gold ;) Поддержи авторов.

    2
  • Что объясняет, почему Solid Snake в Metal Gear Solid задает больше вопросов, чем надоедливый пятилетний племянник.

    скорее всего, просто особенность японского языка и сценария.
    Японцы очень часто переспрашивают друг у друга ключевые моменты.
    просто элемент экспозиции ставший чем-то вроде клише игровой серии в западном сообществе.

    0
  • Графомания, написанная за шмоток сала. Текст перегружен терминологией. которая употребляется совершенно ни к месту, абсолютно бессмысленен и нечитаем. Я не знаю, кто это писал, но автору надо отрубить руки, чтоб такого больше на свет не рождалось.

    0
Войдите на сайт чтобы оставлять комментарии.