The Kominsky Method от Netflix

Солидный возраст, житейская мудрость и щепотка смеха

В ноябре стриминговый сервис Netflix выпустил восьмисерийный ситком The Kominsky Method от создателя “Теории большого взрыва” Чака Лорри. На мой взгляд, это один из лучших сериалов “разговорного” поджанра, на который стоит обратить внимание в период новогоднего затишья.

Престарелый актёр Сэнди Комински (Майкл Дуглас) в молодости пережил яркий, но короткий момент славы, затем его карьера угасла. С тех пор он преподаёт актёрское мастерство в собственной студии, время от времени грустит о прошлых победах и упущенных возможностях. Сериал начинается на минорной ноте - тяжёлой болезни, которую переживает жена лучшего и, кажется, единственного друга Сэнди - Нормана (Алан Аркин). Последний по совместительству всю жизнь проработал агентом Комински, но так и не смог обеспечить ему былой успех.

В то время, как большинство ситкомов живут за счет сиюминутных комических ситуаций, The Kominsky Method выдвигает на первый план не момент, но обстоятельство и время - словно подкравшуюся из-за угла старость героев и сопутствующие ей проблемы. Устами Сэнди и Нормана сериал иронически шутит не только над трудностями преклонного возраста, но исследует бытовые и общечеловеческие проблемы, не забывая при этом упрекнуть Голливуд в его бессердечности.

Cитком удивляет — например, Лиза Эдельштейн, которую вы запомнили по роли заведующей больницы в сериале “Доктор Хаус”, здесь играет непутевую дочь Нормана. Она зависима от медикаментов и не способна сделать над собой малейшее усилие, чтобы найти работу, а потому пытается усидеть на шее у отца.

Майкл Дуглас чертовски хорош в образе этакого щеголя, чьи надежды на успешную актерскую карьеру сгинули лет двадцать назад, но самолюбие продолжает бить ключом. Он реалист, не лишенный иронического взгляда на жизнь, способный посмеяться над собой, при этом самолюбив и горд. Одним словом — натура противоречивая. Если бы Дуглас и впрямь повторил судьбу Комински, я бы с легкостью в это поверил, настолько удачным “попаданием” стал его кастинг на эту роль.

Кроме того, The Kominsky Method регулярно радует остроумными диалогами, которые хочется записывать:

- Сэнди, в жизни каждого есть чертовски противные, но необходимые вещи: колоноскопия, помолвки, чистка зубов нитью. Что там ещё?
- Ехать с тобой в одной машине
- Платить налоги, Сэнди, самое неприятное, что только приходится делать.
- Неужели пришлось пройти колоноскопию, чтобы понять это?
- Ты серьезно решил, что правительство о тебе забудет?
- Такое возможно, да. Голливуд же забыл

Несмотря на голливудский контекст, в некоторой степени чуждый российскому зрителю по причинам различия менталитетов и образа жизни, Сэнди и Норман получились потрясающе понятными. Обстоятельства ставят перед ними вопросы, с которыми сталкивались многие вне зависимости от географического и социального положения: отношения с женщинами и собственными детьми, нежелание терпеть поражения и принятие оного, дружба и разногласия, финансовые проблемы. За восемь получасовых эпизодов герои, не теряя присутствия духа (ну, почти), ищут решения, поддержку и гармонию в собственной жизни.

За восемь эпизодов сериал оправдывает свое право на существование, и в некотором роде я бы назвал его удачным экспериментом. Персонажи в нем остроумно переживают и проживают обстоятельства, рассуждать о которых в долгосрочной перспективе будет по меньшей мере дурным тоном. История Сэнди и Нормана — сиюминутная прихоть, короткое, но яркое впечатление, которым хочется поделиться и растащить на цитаты. Как по мне, лучше бы Netflix и Лорри не пытались делать второй сезон, это было слишком хорошо, чтобы повториться.

Последние статьи

0 Комментариев

Войдите на сайт чтобы оставлять комментарии.