Авторская Импровизация

Cohen
  • 2

    В этой теме все желающие потренировать свой скилл писателя и выдумщика смогут найти подходящие идеи и показать достижения. Суть Авторской Импровизации проста:

    Есть основа сюжета, которую требуется развить в виде небольшой истории.
    В качестве примера можно вспомнить "Человек в черном спасался бегством через пустыню, а стрелок преследовал его" Стивена Кинга.

    Однако мы не будем повторять Кинга и начнем с чего-то простого.
    ВНИМАНИЕ! Допускается NSFW, но без крайностей.

  • 1

    Первая история:
    Терапевт специализируется на консультации монстров. Только что к нему пришел новый клиент.

  • @Cohen, хмм... интересно. Уже имеется сюжет в голове, однако я не буду брать тему буквально :D де-юре она вписывается в сюжет и все написанное будет соблюдено, просто несколько трактовок :)

    Лично мне писать в комментарии не очень удобно, потому предлагаю кидать ссылки на google document.

  • Дверь открылась.

    В комнату вошло огромное нечто, внешним видом напоминающее огромную лошадь, которой кто-то в шутку отрезал голову и приклеил на её место человеческую голову. Это был Кеннет, сын известного кузнеца, Агне, лучшего среди лучших, по своему мастерству не уступающему самому богу-кузнецу. Каждый раз завидя его, на лице появляется еле заметный улыбка.

    Может, его Агне и лучший кузнец в Старэхейме, но «выковать» себе хорошего сына он так и не сумел. (Кеннет происходит от гаэльского «coinneach», приятный или привлекательный)

    — Добро пожаловать, Кеннет, сын Агне! Входите, присаживайтесь! — я вскочил со стула и направился к Кеннету.

    Кеннет тяжело дышал, его глаза мотались из стороны в сторону, не успевая зацепить за что-нибудь. Я подумал, что от такого напряжения он вот-вот взорвётся, превратив мой уютный офис в кровавое конное месиво. К счастью, такого не случилось.

    — Дорогой мой, да вы весь бледный, прошу, присаживайтесь. Что могло вызвать у вас такое состояние?

    Лошадь продолжала мотать своей человеческой головой. Меня это начало напрягать.

    — Так! Прекратите! — рявкнул я во всё горло.

    Его взгляд застыл на моём лице. Мне стало страшно. Казалось, что он готовится напасть. Не надо было мне повышать на него голос. Я начал оценивать ситуацию: успею ли я добежать до стола, в котором я храню револьвер. Нет. Так что оставалось только принять свою судьбу и переждать этот мучительный взгляд. Кажется, всё.

    — Успокойтесь. — сказал я. — ваше беспокойство находится у вас в голове, оно происходит изнутри, понимаете? Здесь, в моём кабинете, вас ничто не должно беспокоить. Видите? Вы сами пришли сюда, сочтя это место достаточно безопасным для вашего визита. Так?

    Кеннет сделал неуклюжий кивок головой и принялся глубоко дышать. Вдох Выдох. Вдох. Выдох. Кажется, он приходит в норму. Я погладил его спине и направился в сторону своего рабочего стола.

    — Давайте обсудим причину вашего визита. — начал я.

    — Эттт.. о трудно объяснить, доктор. Я не знаю, что делать.

    — Что конкретно с вами произошло?

    — На.. Наруто выбрал не Сакуру!

    — NOOOOOOOOOOOOOOOOOO!

    Я достал пистолет, застрелил сначала его, а потом себя.

  • Доктор Монтгомери закурил и снова откинулся в кресле. Условия работы были необычными, но чудесными.

    В начале его, безусловно, испугал внезапный звонок и стремительное появление странных людей на пороге его дома. Но теперь, когда он наконец прибыл на место и освоился, вальяжно попивая виски в ласках прибоя, он чувствовал себя как никогда в своей тарелке. Давно позабылся удививший его вопрос и выпала из головы наружность гостя.

    Ему не часто удавалось менять обстановку вокруг себя. помимо работы и дома в маршрутах его перемещений уже который год не было ничего нового. Клиент всё не шёл, а жены рядом не было. Не удивительно, что он позволил себе выпить немного, а потом и чуть больше обычного, остановившись наконец на "не выводящей из строя скромной попойке до чёртиков".

    Его никто не контролировал весь этот долгий вечер кроме перекатываюшего по небосводу подобно свежеразбитому на сковороде куриному яйцу солнечного диска, от которого он был уместно защищён шляпой и пляжным зонтиком. Машина высадила его здесь, предоставив самому себе и этому печальному, одинокому ящику выпивки на столе возле удобного кресла.

    Он был уже изрядно пьян. И всё таки, одна мысль не переставала его беспокоить. Кто пациент, и почему помощь ему потребовалась именно здесь?

    -что это? - произнёс он, совсем позабыв о том, что совсем один в своей ипровизированной приёмной, и подле него нет любимого секретаря - Меридит -, которого всегда можно было позвать

    -что это, чёрт побери!... - откинув давно ненужный зонт в сторону, воскликнул Джеймс, и ткнул едва прямым пальцем куда-то неопределённо в синие волны

    На фоне обрисованных в конец осмелевшим закатом буйков приближающийся к пирсу объект выглядел как огромный плавучий остров.

    Джеймс выронил едва закуренную сигарету в песок. Мокрые крупицы облепили дымящуюся никотиновую "соску" дорогой марки. Их пачка и выпивка - аванс щедрого клиента.

    Джеймс Монтгомери, чью голову во всю водило из стороны в сторону, пялился в сторону воды, но никак не мог поверить своим глазам.

    Сначала ему казалось, что прямо перед ним на берег собирается выбросится кит... Это, безусловно, печально.... Но дьявольские крылья существа всё больше контрастировали с привычной реальностью.

    Дрожащими от алкоголя (?) руками он опустил очки, а потом резко сбросил их, спазмированным жестом.

    Джеймс не был сейчас уверен в своей способности определять размеры, однако голова чудовища была чертовски огромной и походила больше на что-то отдельное. С щупальцами. Нечто сродни великанскому спруту или около того. Огромные руки (?) вырывали туловище из плена вонючих водорослей, запутавшихся в них кораллов и сетей. В какой-то момент Джеймсу даже привиделось (?), что вокруг ноги уродца намотан утопленник или что-то не менее жуткое.

    Освободившись от "домашнего" одеяния, чудовище в два шага добралось до берега и, запустив лапу в землю, достало свой трон. Оно отрясло каменное кресло и с гулом поставило его напротив доктора, обдав его приливом вечерних вод.

    Темная фигура закрыла последнее солнце и опустилась на трон.

    Сквозь чвяканья и сопение жидкостей прорвался басистый тон.

    -Знаешь Джеймс, фильмы обо мне дерьмо...
    -...а фанфики про меня ещё хуже

    -Эмм... эээ - силился выдавить из себя что-то конкретное доктор

    Джеймс обнаружил, что давно привязан к креслу. Он дёрнулся, и из песка высунулись длиннющие цепи, связывающие стальное кресло с морским дном.

    -ты же не ел ничего генномодифицированного сегодня? - резко продолжил вещать силуэт- Тебя должны были спросить об этом посыльные.

    Пасть чудища раскрылась так сильно как только позволяли её "шарниры". Джеймс не успел ничего толком сообразить. Щупальца устремились к нему и обхватили несчастного

    Закончив трапезу, монстр вернулся в кресло и повернул его к спрятавшемуся, явно от страха, Солнцу.

    Слуга Гиппократа был совсем небольшим, но вряд ли он сам поддержал бы желание монстра окунуться в воду сразу после приёма пищи.

    Больше всего из всех терапий ему нравилось поедание людей.

  • 0

    "Как же хорошо. Куплю-ка я себе новую машину", - подумал про себя доктор платной клиники.

  • 0

    Кто еще не забросил тему? Есть новая идея. Я к ней даже сам присоединюсь.

    Вторая история:
    Художник в душной комнате перед холстом. Кисть дрожит. На щеке след от пощечины.

  • Щека горела, а в мыслях царил сумбур.

    Крис никогда бы не подумал, что его женщина, которая была с ним с самого начала карьеры, так поступит с ним. Хотя с другой стороны она всегда была загадочна. Дом опустел, а перед ним был лишь холст и краски. Мазок, еще мазок, чувство беспомощности нарастало, и вот холст уже валяется в груде других таких же, словно в попытке отгородиться от мира, который создает шум в мыслях.

    Он глянул на шарф, подаренный ей, который свисал со стула. В этот момент глаза Криса расширились в потрясении. Шарф распался на цвета: он состоял из света.

    На подкашивающихся ногах, накрыв голову руками, дрожащий силуэт прошел в подсобку. Подойдя к новому холсту он так и осел здесь. Прошли минуты, а может часы. Незаметно появилось запоздавшее осознание: слезы потекли по его щекам. Руки с силой сжали кончик кисти, а потом размазали краски по лицу.

    Что-то вспыхнуло в глазах, некая решимость. Кисть пронеслась по холсту, но на ней уже не было краски, а лишь сияние. Тени зловеще сгустились в подсобном помещении. Солнце ушло, на его место взошла луна, а силуэт все сидел перед картиной.

    Лихорадочный блеск глаз тух с каждым движением руки с кистью, с последним же мазком лицо Криса приобрело отстраненное выражение. На холсте была изображена прекрасная женщина, стоящая в пол-оборота, в воздушном белом платье. Казалось она зовет тебя куда-то своей рукой, казалось она заберет тебя и твою душу.

Войдите на сайт чтобы оставлять комментарии.